Новый «разговор»

Разговор первый. Благородство и честь.

Долго думал, с чего начать. Какую бы логику, последовательность не предложить, всегда останутся вопросы, почему так… И решил, да какая разница!

Взял два «Понятия». Обсуждать одно из них, не обсуждая другое всё равно не получится, слишком уж они связаны.  Так что будем использовать оба, оговариваясь каждый раз, о чём именно мы сейчас рассуждаем.

Благородство. Врождённое ли оно или воспитывается с помощью других людей и жизненных обстоятельств? Что оно в себя включает и чем подтверждается? Зависит ли его понимание от национальных стереотипов и обычаев и если да, то насколько? И т.д.

 

Благородство и подлость, отвага и страх —
Все с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже.
Мы такие, какими нас создал Аллах!

 

Как видим, Омар Хайям считал благородство врождённым качеством. И, кстати, многие века, разные народы придерживались именно этой точки зрения. Недаром термины «благородный», «благородное сословие» употреблялись именно по отношению к избранным, к категориям населения, получавшим их как бы «в наследство» от предков.

Естественно, что в современном, особенно западном обществе такая мысль почти кощунственна. Однако договоримся о том, что здесь и сейчас, при этом и дальнейших обсуждениях мы не будем возмущённо поджимать губы, фыркать и изрекать что-либо гневное. А о «Понятиях»: «кощунство» и даже «политкорректность» обязательно поговорим… позже.

Любопытно, что в эпоху европейского романтизма, когда понятия «честь» и «благородство» приобрели особенный флёр и притягательность как для «юношей с взором горящим», так же как, конечно же, для дам и девушек, читавших запоем «Романы», само восприятие терминов существенно изменилось. Мне лично, поклоннику таланта Дюма-отца, очень нравятся пассажи в его книгах о мушкетёрах, в которых он весьма едко проходится по обсуждаемым понятиям. Заметьте, я говорю только о книгах, поскольку все кинопостановки про мушкетёров дружно обходят эти пассажи стороной и предлагают сильно романтизированные версии.  Как, по сути дела, низко и уж точно неблагородно поступает д`Артаньян с миледи в их любовной истории, а в «Двадцать лет спустя» давит конём безвинного советника Бруселя и даже не задумывается о содеянном. Дюма, конечно же, любя своего героя, оправдывает его, объясняя нам, что де нравы и понятия о благородстве были тогда такие. И он, собственно, прав. Предательство и обман, примеры которых сейчас крайне возмутили бы нас, в эпохи т.н. средних веков и феодализма вполне согласовывались с моралью и с понятием чести и никак не пятнали благородный облик тех, кто их совершал. В «Мемуарах» Ришелье, раз уж я затронул эпоху мушкетёров, автор так трогательно умиляется «верности» двух вельможных господ, которые, заключив союз, не нарушили его, не предали друг друга в течении… аж пары лет! Средневековый феодал, образчик чести и благородства, имел возможность и право (!) всячески изничтожать и принижать собственных вассалов и, тем более, «неблагородных» крестьян, однако, заметьте, ежели другой, не менее благородный, феодал покусится на его подчинённых, а господин не защитит или хотя бы не отомстит обидчику, вот тогда и наступит урон его чести. Чинить беды  простым людям имел право только их хозяин! Правда, если произошедшее —  официально объявленные военные действия, тогда – руки развязаны у всех, грабь и насилуй вволю, такова «се ля ви».

Честь. Понятие в современном восприятии мало связанное с однокоренной «честностью». Как бы этот термин не воспринимали, чаще всего его трактуют в связи с внутренним ощущением человеком чистоты его совести, отсутствием нарушения моральных запретов. Существовали и существуют такие уточняющие понятия как «честь дворянина», «честь офицера», «женская честь». Согласитесь, что здесь подразумеваются особые, отличные от других модификации Чести. Что приемлемо для одних, не подходит другим. Честь более индивидуальна, конкретно обособлена, чем общее по своей сути, понятие благородства.

И всё же. И благородство, и честь даже в современном мире связываются с определённой элитарностью, выделяют их носителей из общей массы, подчёркивают особый статус, качество.

Но при этом, с чётким пониманием содержания обоих понятий мы редко когда сталкиваемся. Возьмём, к примеру, «честь офицера» или «честь солдата». Насколько она должна быть связана с непременным следованием приказу сверху, какова доля собственного толкования пределов этого приказа и его моральной составляющей? Много вопросов, тьма тьмущая рассуждений об этом в книгах и фильмах и… до однозначного ответа ох как далеко. Обсудим…?

Благородная дама, блюдущая свою честь! Как вам? Стандартная фраза прошлого, издевательским подтекстом звучащая в наше время. А казалось бы, отчего? Ведь блюсти свою честь означало придерживаться правильного достойного кодекса поведения, касающегося самых разнообразных сфер жизни женщины. Дама могла нанести урон своей чести грубой фразой, несдержанностью, чересчур яркими эмоциями, проявленными в обществе, чрезмерно вольной деталью своего туалета, … да много чем. Казалось бы, как это далеко от понимания «офицерской чести»! Однако, сходство в одном. Потеря чести — в нарушении грани, правила, идеала, причём идеала не всеобщего, общенародного, а идеала касты, возможно очень большой, но обособленной группы людей, гордящейся своими традициями и правилами, подчёркивающими свою несхожесть с «большинством». Те, кто нарушал эти условия, могли формально числиться в составе группы, продолжать именовать себя по-старому (благородной леди или офицером), но их прежний клан ставил на них клеймо, позорную метку, практически не оставляющую им надежду на полноценное возвращение к былому.

Теперь давайте вернёмся к современности. Обсуждаемые термины вновь становятся популярными как у нас, так и, как говорили в советские времена, «за кордоном». Понимание разное, но подспудное стремление вернуться к «благородным» временам, присутствует везде. И речь идёт не только о европейском мире.

Не замечали, что термин «благородство» сейчас часто используется с приставкой «внутреннее». Вроде бы как быть благородным в старом понимании – уже анахронизм, но вот претендовать на наличие скрытого от глаз внутреннего составляющего этого качества вполне можно. «Есть в нём какое-то скрытое благородство, величие», поговаривают о некоторых из нас, и, если человек слышит эти слова по отношению к себе, ему трудно удержаться от внутреннего самодовольства. Каков же предполагаемый источник этого немного несовременного качества?

Как ни странно, всё ещё часто люди склонны видеть причину «благородства внутреннего» в происхождении. Человека с «аристократическими предками» с большим желанием «заподозрят» в наличии у него благородства, чем у потомка «плебеев». Насколько обоснована «генетическая» элитарность – особый разговор.

Другая, чуть более поздняя по происхождению, предлагаемая причина — воспитание. В этом смысле, благородство часто видят собственно в «воспитанности», умении правильно держать себя в «светском» (по современным меркам) обществе. Моральные качества субъекта не так важны. Казалось бы, скажете вы, а в чём собственно отличие от кодекса поведения описанной выше «благородной» дамы. И всё же, мне кажется, отличие качественное есть. Правильное достойное поведение дамы в старые времена всё же считалось ценностью не само по себе, оно было показателем и доказательством благородства души, её чистоты. Ныне же, будь ты последней свиньёй в повседневной жизни, главное – держать марку в «обществе» и ты – достойный его член. В этом смысле, повспоминайте поведение начальников, руководителей разного ранга, с которыми наверняка сталкивала вас судьба. Мы как-то привыкли к изыскам корпоративной этики, одним из негласных правил которой, является всеобщее потакание и прощение начальственной дури, ведь «он на то и начальник, чтобы быть правым». Мы склонны видеть благородство поведения там, где никогда бы не увидели его в обычной жизни. Мы готовы даже обвинить в чём-то себя самих, лишь бы не спускать кое-кого с внутреннего пьедестала. В этом я вижу неистребимое (пока), наследие прежних времён, трепет слуги (не будем говорить – раба) перед тем, кто судьбой вознесён над ним. И опять же, продолжать пока тему не будем, поскольку это уже другой «разговор».

Всё же, в душе мы хотим возвращения ни к этому «благородству», а к «Благородству истинному», «мушкетёрскому» (не из книги, а из фильмов), возможно, вымышленному, но такому притягательному…

Новый «разговор»: 1 комментарий

  1. Внутреннее благородство- это именно то, что дано не только воспитанием, внешним его проявлением, но и состоянием души человека. И от сословной принадлежности никак не зависит. И вот здесь-то честь и благородство-тождественны! Я так думаю)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *